Инновационный онкогематологический препарат АДЦЕТРИС; компании Takeda доступен для пациентов в Росси

Семилетняя война: треть своей жизни парень борется с раком

Ему – 23. Высокий, сухопарый, скромный. Таких парней в его возрасте много. А вот глаза…. Только у него такие. В них какое-то знание того, чего другим, к счастью, знать не дано. И твёрдая убеждённость: бороться надо до конца. А каким будет этот конец, от него уже не зависит.

В декабре 2010 года Олег Терешонков возвращался из Неаполя в Россию. В аэропорту все входы и выходы перекрыли таможенники с сиренами и собаками. Проходя через рамки, он звенел так, как будто пытался пронести с собой нечто противозаконное. На самом деле то были последствия чудовищно токсичной радиоиммунотерапии, три курса которой он прошёл в Италии. Олегу 23 года и у него лимфома Ходжкина — онкологическое заболевание лимфоузлов.

Не менее вредоносными оказались и последствия «химии». Её Олег в общей сложности пережил в количестве 40 курсов. «То, что волосы лезут, — это самые мелочи. Организм сыплется — всё равно что компьютерное «железо».

Равнодушие и праздники

История его болезни длится уже 7 лет. В детстве проблем со здоровьем практически не было. В 2006 году Олег проходил плановую диспансеризацию вместе со своими одноклассниками, делал, как и все, флюорографию. Сделал и забыл. Но ближе к новогодним праздникам свалился с высокой температурой и болями в спине. Тогда списали на простуду. Через полгода подобное повторилось. Решили, что это тепловой удар. Но в сентябре 2007 года школьника начали мучить бронхиты. Врачи дали направление на рентген грудной клетки. Медики, рассматривая снимки, обнаружили огромное образование в груди размером со второе сердце. Далее последовал ряд перенаправлений от одного врача к другому, но никто не мог поставить диагноз. И только в областной больнице впервые озвучили висевший в воздухе вопрос: «Давно ли вы делали флюорографию? Не могла же вырасти такая опухоль так быстро».

Позже выяснилось, что когда Олег вместе со всеми проходил ту самую диспансеризацию, на небольшое тогда образование на снимке просто не обратили внимание. Лишь написали в карточке вместо привычного «норм.» — «увел.», дескать, «есть увеличение». И никому не сообщили об этом — ни ему, ни родителям. «Мы решили, что ты дёрнулся или кашлянул, когда делали снимок», — ответили Олегу на вопрос, почему получилось так, как получилось…

Теперь опухоль выросла до огромных размеров, сдавила лёгкие и трахею, Олег начал задыхаться. В Москве, в РОНЦ им. Блохина, поставили диагноз: лимфома Ходжкина, IV-В стадия, прописана схема из 8 курсов химиотерапии. Лечение в Туле нужно было начинать срочно, но впереди были долгие 14 дней новогодних праздников, и госпитализацию отложили.

Поначалу не могли определиться, где же проводить лечение: в детском отделении нельзя, потому что Олегу уже исполнилось 16, во взрослом тоже, поскольку нет 18 лет. В итоге поместили во взрослой хирургии онкодиспансера, в отдельной детской палате. Вставляли в вену длинную иглу от шприца, пошевелиться было нельзя, приходилось иногда лежать по 9 часов без движения. «После 8 курсов вены на руках были просто сожжены», — говорит Олег.

Подходила пора окончания школы, нужно было поступать в университет. Зачислившись в тульский «политех», Олег практически сразу вынужден был оставить занятия — болезнь прогрессировала. Академотпуск, госпитализация в московский онкоцентр на Каширке.

— Это было 8-го числа 8-го месяца 2008-го года, как сейчас помню, — рассказывает Олег. — В Пекине шла Олимпиада, началась заваруха в Южной Осетии. И в онкоцентре я тоже провёл 8 с лишним месяцев. Чуть с ума не сошёл.

Огромные пространства внутренней территории центра с давящей архитектурой и странным ландшафтным проектированием. Старые, стёсанные и обитые плиты, через которые обильно прорастает сорная трава, уличная крутая лестница, ведущая из одного отделения на первом этаже в другое, что на втором. Гуляет тревожный ветер.

— Это очень непросто — изо дня в день просыпаться от звука колокольчика, проходить различные болезненные процедуры, лежать под капельницами, сидеть по нескольку часов в очередях на обследования, слушать бесконечные разговоры соседей по палате, — вспоминает Олег.

Онкобудни

Побочные эффекты от химиотерапии длились неделями, бывало, приходилось пить таблетки пачками. От слабости иной раз не мог пошевелиться. Как-то Олег лежал неделю, не вставая с кровати. Когда после этого его посадили на стул, он просто сполз на пол, потому что мышцы и кости отвыкли даже от такой минимальной нагрузки.

Читайте также:  Врачи для ребенка первого года жизни

В онкоцентре, чтобы хоть как-то отвлечься, Олег начал вести ЖЖ, где описывал свои онкобудни. Когда возникла необходимость в поиске доноров тромбоцитов, на просьбы Олега в «живом журнале» откликнулись неравнодушные люди. Но настоящий прогресс в этом отношении наступил, когда ссылку на его журнал дал у себя известный блогер Антон Носик. Олегу начали звонить и писать совершенно незнакомые люди, хотевшие помочь. Донимали и негодяи, писавшие оскорбления.

— Мне предстояла трансплантация костного мозга, уже были собраны мои стволовые клетки. Лечение продолжалось, схемы «химий» сменяли одна другую, а ремиссии всё не удавалось достичь, — рассказывает Олег. — В конце концов, врачи приняли решение провести лучевую терапию. Наконец, долгожданная выписка, меня отпустили домой в Тулу.

«Вылечился!» — так я думал тогда. Мне исполнилось 18 лет, я строил планы. Но болезнь вернулась. Впереди меня ждала высокодозная «химия» и трансплантация костного мозга. Но моё состояние не позволяло её провести. За год я стал чувствовать себя хуже, боли становились сильнее. С утра пил обезболивающие и шёл на лекции, подумывал снова взять «академ». Но тут узнал о клиническом испытании нового метода лечения в Италии и принял решение рискнуть. В Неаполе прошёл три курса радиоиммунотерапии, удалось достичь частичной ремиссии. Но исследования свернули, лечение оказалось очень токсичным. Однако эффект от него тем не менее позволил вплотную приблизиться к трансплантации. Клетки для пересадки собраны, я настроился на непростую процедуру. А квоты кончились. То есть меня готовы взять на лечение, а квоты нет. То, к чему я так долго шёл, оказалось под угрозой срыва. Чудом удалось получить место в клинике им. Горбачёвой в Питере, только теперь встал вопрос о перевозке моих клеток из Москвы, то есть это ещё месяц ожидания. Трансплантация прошла по плану, после неё у меня появился шанс пройти клиническое испытание нового препарата Адцетрис.

Адцетрис — мощнейший препарат, он действует целенаправленно на поражённые болезнью клетки, не задевая при этом здоровые и не причиняя вреда всему организму. Им лечат в европейских и штатовских клиниках, но в России он почему-то ещё не зарегистрирован…

— Поначалу попал в группу плацебо (плацебо — вещество без лечебных свойств, используемое в качестве лекарственного средства, эффект которого связан с верой пациента в действенность препарата. – Прим. автора). Но болезнь не обманешь — началось прогрессирование, — рассказывает Олег. — И всё же мне повезло — я всё-таки получил 16 вливаний новейшего лекарства Адцетрис. То, что со мной начало происходить, было счастьем. Я сразу почувствовал действие препарата. Это было потрясающе. На глазах стали уходить очаги на коже, уменьшались лимфоузлы. Вот реальное лечение. Состояние значительно улучшилось, «побочек» практически не было. Мне хотелось летать.

Увы, в июне 2014 года обследование показало вновь прогрессирование заболевания. Московские врачи совместно со специалистами из Петербурга и группы по лимфоме Ходжкина из Кёльна провели консилиум и решили, что сейчас Олегу необходимо получить 6 курсов Адцетриса и пойти на пересадку костного мозга от донора. Это — реальный шанс на полное выздоровление. И уже известно, что потенциальные доноры в Международном реестре у Олега есть.

-Адцетрис может уменьшить опухолевую массу до такой степени, что трансплантация станет реальной. И я буду здоров. Я очень хочу победить, мне есть ради кого и чего жить. Я хочу, чтобы родители наконец выдохнули и снова были счастливы.

Выставлен счёт на первые 3 курса Адцетриса — 1 млн 243 тыс. рублей. Курсов нужно 6. Ещё нужно 1 млн рублей на активацию донора костного мозга и на перевозку его в Россию. Итого — около 3, 5 миллионов рублей.

Деньги, конечно, сумасшедшие. Их у семьи нет, за семь лет борьбы потрачены немалые суммы на лекарства, обследования, переезды и проживание по месту лечения. Олег надеется на помощь неравнодушных людей. Ему уже помогают его однокурсники и одноклассники, их родители, знакомые. Распространяется информация в соцсетях и прессе. Проводятся благотворительные акции и концерты.

Олег работает — верстает сайты — и зарабатывает себе на лечение.

… В его возрасте открыты все горизонты. Но чтобы они открылись и ему, Олегу Терешонкову, нужно собрать 3,5 миллиона. Один раз. И тогда он почти наверняка сможет обходиться без лекарств и больниц, как это было первые 15 лет его жизни. А история его недолгой жизни будет иметь не конец, а счастливое продолжение. И быть ли ему – зависит теперь только от доброты наших сердец.

Чьей победой закончится битва за жизнь, от Олега уже не зависит.

Читайте также:  Какой врач лечит бронхиальную астму пульмолог или аллерголог, к кому обращаться астматикам 1

Как можно помочь

Счет в Альфа-банке:

Получатель: Терешонков Олег Юрьевич

Банк получателя: ОАО «АЛЬФА-БАНК», г. Москва

БИК банка получателя: 044525593

К/с банка получателя в РКЦ: 30101810200000000593

Номер ЛИЧНОГО СЧЁТА: 40817810304070023140

Назначение платежа: ДОБРОВОЛЬНОЕ ПОЖЕРТВОВАНИЕ НА ЛЕЧЕНИЕ

Зачислить на счёт наличные можно в банкомате Альфа-Банка, в его отделениях, не будучи клиентом банка, по номеру личного счёта или номеру карты VISA 4154 8169 0001 5517.

Счёт в Сбербанке России:

Получатель: Терешонков Олег Юрьевич

Банк получателя: ОТДЕЛЕНИЕ №8604 СБЕРБАНКА РОССИИ Г.ТУЛА

БИК банка получателя: 047003608

К/с банка получателя в РКЦ: 30101810300000000608

Номер ЛИЧНОГО СЧЁТА: 40817810866001051406

Назначение платежа: ДОБРОВОЛЬНОЕ ПОЖЕРТВОВАНИЕ НА ЛЕЧЕНИЕ

Зачислить по номеру карты VISA (через любой терминал или банкомат, в любом отделении, или через веб-банкинг): 4276 6600 1250 5103.

PayPal : olegwga@ya.ru

Яндекс.Деньги: 41001795034039

Связаться с Олегом можно по телефону 8 (962) 279-96-49, а также через группу в социальных сетях

В России зарегистрированы новые показания препарата Адцетрис® (брентуксимаб ведотин)

Компания «Такеда Россия» объявляет о выводе на российский рынок двух новых показаний препарата Адцетрис® (МНН- брентуксимаб ведотин): 1) лечение ранее не получавших терапию пациентов с классической CD30+ лимфомой Ходжкина IV стадии в сочетании с доксорубицином, винбластином и дакарбазином и 2) лечение пациентов с CD30+ Т-клеточной лимфомой кожи после минимум одной линии предшествующей системной терапии.

Таргетный препарат брентуксимаб ведотин (БВ), представляет собой конъюгат CD30 направленного моноклонального антитела и противоопухолевого агента монометилауристатина Е (ММАЕ). Брентуксимаб ведотин связывается с CD30-рецептором на поверхности опухолевой клетки и, проникая внутрь, вызывает ее апоптоз и гибель. Адцетрис® выпускается в форме лиофилизата для приготовления концентрата для приготовления раствора для внутривенных инфузий. БВ первые был зарегистрирован в Российской Федерации (РФ) 26 февраля 2016г. для лечения пациентов с рецидивирующей/рефрактерной CD30+ лимфомой Ходжкина после аутологичной трансплантации стволовых клеток и пациентов с рецидивирующей/рефрактерной системной анапластической крупноклеточной лимфомой, а с 26 декабря 2016 также зарегистрирован для лечения пациентов с CD30+ лимфомой Ходжкина при повышенном риске рецидива или прогрессирования заболевания после аутологичной трансплантации стволовых клеток.

«Компания «Такеда» стремится с помощью последних достижений в медицине способствовать улучшению качества жизни пациентов. Регистрация на российском рынке новых показаний Адцетрис® (Брентуксимаб Ведотин) является ярким примером реализации принятого нами курса, — прокомментировал новость Евгений Абрамов, генеральный директор компании «Такеда Россия». — Это первое антитело за всю историю существования лимфомы Ходжкина, и его внедрение в клиническую практику обеспечивает больным, исчерпавшим ресурсы классических схем лечения, длительную ремиссию, возможность проведения трансплантации гемопоэтических стволовых клеток и дает шанс на полное излечение».

В РФ в 2017 году зарегистрировано 3117 пациентов с впервые выявленной Лимфомой Ходжкина (ЛХ). Главной задачей первой линии терапии пациентов с ЛХ является достижение максимального числа полных и длительных ремиссий. Стандартом лечения ЛХ в России, США и Европе является полихимиотерапия. Тем не менее, у 15-30% пациентов, получивших первую линию, развиваются рецидивы болезни или наблюдается первичная резистентность. Стандартный компонент ПХТ — блеомицин приводит к легочной токсичности у 10% пациентов, отмечается 10-20% смертность среди пациентов с легочной токсичностью вследствие блеомицина. Таким образом, пациенты с впервые выявленной ЛХ нуждаются в более эффективной и безопасной терапии.

Производные простагландинов для лечения глаукомы Латанопрост Травопрост Биматопрост Тафлупрост

часть первая

У меня была лимфома Ходжкина, невероятно популярный рак у молодых людей, но совсем никому не интересный. Не приглашают ни в какие журналы, ни на какие передачи. И вообще, говорят даже не рак это.
Мне ужасно обидно за такое легкомысленное отношение к такому серьезному заболеванию. Потому что лимфома Ходжкина представляет собой один из типов рака крови, который развивается в белых кровяных тельцах, а именно в лимфоцитах. Изменения происходят в клетках лимфатической системы, они начинают делиться и бесконтролько размножаться, образуя раковые опухоли.
Говорят, с лимфомой умеют отлично обращаться, что лечится она чуть ли не 90% случаях.
Это так, я не могу не согласится. При грамотном лечении и хороших врачах — больные с таким диагнозом действительно счастливо и навсегда забывают о том, через что им пришлось пройти. Но в этом посте я хочу рассказать о себе. О своем первом лечении. Я хочу, чтобы моя история помогла вам избежать моих ошибок. И если вы начнете узнавать себя или своего врача — бегите.

У меня была врач с большой с буквы, и невероятном ЧСД. Потому что из региона ( Казань), а поэтому с комплексом регионального врача — мы знаем не хуже вас, московских! У нас передовая медицина, Казань — третья столица! Город Универсиады, как никак.
Она не объяснила мне, что такое лимфома. Просто сказала, что это онкология. А что это значит? Ведь многим больным так говорят и до сих, надо прекратить этот произвол. У нас боятся говорить, что у тебя рак, об этом молчат, перешептываются, ты не встретишь cancer survivor, онкоживого, нет таких нет.
Мне сказали, что химия — везде химия, и вливали дешевые индийские аналоги, мне заменяли один препарат на другой, мне не доливали или не вливали препараты вообще.
Медсестры не берегли мои вены, их сожгли к 5му курсу.
Так не делают. Просите их о катеторах, о бабочках. Это их работа.
Я говорю врачу — я прочитала, что активность заболевания можно проверить только на ПЭТ, давайте я съезжу сделаю.
Мне отвечали — я не умею читать ПЭТ, ПЭТ не информативно и вообще не нужно.
Бред. ПЭТ ( ПЭТ-КТ) необходимое исследование для любого онкобольного.
Потом мне стали говорить, что рано еще делать ПЭТ.
Потом, что ПЭТ не делается перед лучевой.
Что ПЭТ никогда не делается.
Мне назначили 8 курсов BEACOPP-21. 8 — это много. 4-6 курсов. И то нужно начинать с ABVD, если нет изменений попробовать перейти на beacopp. Даже все зависит от того, насколько нет изменений, ведь возможно уже на этом этапе может понадобиться химия второй линии с ТКМ. Поэтому, если после 3х курсов не наблюдается существенных измений , то нужно менять, действовать.
Мне ничего не поменяли, оставили все как есть и продолжили травить мой организм. Главному врачу все равно, что происходит с другими больными, он не спрашивает как у них дела, просто смешивает их с говном.
Моему врачу тоже было все равно на меня, она получала свою денежную благодарность, ведь мы верили ее сказкам, что я иду на поправку, она съездила в Испанию на нашу благодарность.
Лечение лимфом невероятно продвинулось благодаря еще как минимум двум препаратам- Bendamustine и Adcetris.
На моей подруге поставили крест, отправили домой умирать. А у нее не было ни попытки аутоТКМ, ни попытки донорской ТКМ, ни попытки лечения бендамустином или адцетрисом.
А все потому что, врачи в Казани не знают об этих препаратах ничего. 2 года назад Adcetris еще не был Adcetris’ом, он назывался sgn35, вливался только как КИ, и выводил в ремиссию тех, кто действительно ВСЕ перепробывал. Это просто невероятнейший шаг в лечении лимфомы, настоящий прорыв. И этот прорыв случился на моих глазах, с моим диагнозом. Моя врач ничего не знает об этом, я интересовалась у нее, наивная, хотела знать ее мнение.
Они не предложили моей подруге поехать за консультацией, просто сказали, что — СДЕЛАНО ВСЕ ЧТО МОЖНО.
Они убивают людей, спокойно спят, клятва Гиппократа ничего не значит для них.
Мне не сказали, что у меня ремиссия, меня просто отправили домой когда я закончила лечение.
Ремиссию можно определить только по ПЭТ-КТ.
Я ушла, довольная, что все позади. Эйфория по поводу окончания лечения затмила мой разум. Да, врач казался слегка неосведомленным, да, препраты немножко не те, но ведь всем так делают.
Я же пациент, я не могу знать больше врача.
Так вот, оказывается такое может быть. О лимфомах и методах их лечения я знаю больше. Поэтому, я понимаю: шок, диагноз, химия, боль, рвота, потеря волос — но не ведитесь на эти чувства, не давайте затуманить ваш разум, если чувствуете, что врач дает не те ответы, что он не тот кто вам нужен — не бойтесь, это ваша жизнь и ваше здоровье. Здесь только вы можете о нем позаботиться.
Мне сказали придти через пол года, сделать КТ.
Я пришла, сделала. КТ показывало увеличение опухоли в средостение на 2 см.
Моя врач сказала, что все в порядке. ТАКОЕ БЫВАЕТ НА ФОНЕ ЛЕЧЕНИЯ.
Нет, не бывает. Вы лечитесь, чтобы убрать опухоль, а не чтобы дать ей вырасти.

Читайте также:  Тонус матки при беременности симптомы на ранних сроках, как снять, чем опасен

Моего врача зовут Устимова Ксения Вячеславовна. Я не могу сделать так, чтобы ее уволили, вы знаете в какой стране мы живем. Единственное, что я могу — это предостеречь казанцев (и иногородних из Татарстана)от попадания к ней. Интернет, ЖЖ — они знают больше, пользуйтесь информацией, если врач не может ответить на ваши вопросы, не знает о новых методах лечения лимфом, вводит вам не те препараты, то маловероятно, что вам смогут помочь.
Боритесь за себя. Не лечитесь у тупых врачей.
Я доверилась одной такой, потеряла 8 месяцев своей жизни.
Моя подруга доверилась другой — ушла домой умирать.
Сволочи.

Ссылка на основную публикацию
Иннервация челюстно-лицевой области Терапевтическая стоматология
Блокада ветвей верхнечелюстного нерва Анатомия. Подглазничный нерв представляет собой прямое продолжение верхнечелюстного нерва, входит в ор­биту через нижнюю орбитальную щель,...
Ингаляции для детей как готовить и какие стоит применять
Синупрет для ингаляций небулайзером Синупрет – это комбинированный препарат, который эффективно справляется с острым и хроническим синуситами. Форма выпуска разная:...
Ингаляции при лающем кашле у детей — польза процедуры
Лечение лающего кашля у детей: методы и средства терапии Современные препараты, подавляющие кашель, такие как КОДЕЛАК ® НЕО, не содержат...
Инновационный онкогематологический препарат АДЦЕТРИС; компании Takeda доступен для пациентов в Росси
Семилетняя война: треть своей жизни парень борется с раком Ему – 23. Высокий, сухопарый, скромный. Таких парней в его возрасте...
Adblock detector