Комплексный и поливалентный пиобактериофаг – отличие

Бактериофаг: твой персональный врач

НЕ АНТИБИОТИКАМИ ЕДИНЫМИ

Современные бактериальные инфекции все труднее лечить одними антибиотиками.

— Микробы умеют защищаться и передают друг другу информацию, как обороняться против антибактериального лекарства, — объясняет заведующая отделом НИИ урологии, доктор медицинских наук Тамара Перепанова. — Различные механизмы устойчивости у микроорганизмов против многих антимикробных препаратов называют «антибиотикорезистентность». Усугубляют ее не только повсеместное не всегда оправданное назначение препаратов врачами, продажа этих лекарств без рецептов, но и бесконтрольное использование антибиотиков в сельском хозяйстве.

При этом, странное дело, что такое антибиотики (и какие от них бывают побочные эффекты), знают все. А вот с их альтернативой врачи и пациенты только начинают знакомиться. Между тем у нас в стране есть сильнейшая научная база и по альтернативным методам лечения — например, по использованию бактериофагов.

— Антибиотики — наиважнейшие лекарства, но из-за их нерацио-нального использования в самый нужный момент они могут просто не помочь, — объясняют эксперты. — А бактериофаги только начали пропагандироваться: но зато на уровне государства. Их уже сейчас активно используют в педиатрии (в том числе для лечения новорожденных и беременных!), закупают в ожоговые центры, используют для профилактики внутрибольничных инфекций.

У бактерий, как и у всех живых организмов на земле, есть свои естественные враги — вирусы. Они же бактериофаги. Проникая в клетку микроба, фаг разрушает ее. И попадая в кровоток человека, «вылавливает» новые бактерии, продолжая их уничтожение. А когда все микробы разрушены — безболезненно самовыводится из нашего организма. Нет ни аллергий, ни дисбактериоза, ни токсических побочных эффектов, которыми, так или иначе, сопровождается лечение антибиотиками.

КАКИЕ БЫВАЮТ ФАГИ

Тогда назревает еще один резонный вопрос: если бактериофаги такие эффективные и безвредные, почему ими не лечат все болячки подряд?

Как объяснили специалисты, фаги должны производиться с использованием современных возбудителей. То есть в идеале надо сначала сдать анализ, уточнить, какой именно микроб «напал» на ваш организм, — и тогда принимать определенный вид бактериофагов.

Сейчас выпускается множество «микробных вирусов», способных победить большинство инфекций. Перед применением бактериофага необходимо проконсультироваться с врачом.

Один из наиболее востребованных бактериофагов — стафилококковый. Используется для лечения и профилактики заболеваний, вызываемых стафилококковой бактерией. Это и заболевания верхних дыхательных путей (воспаление пазух носа, среднего уха, ангина, ларингит, трахеит, бронхит, пневмония, плеврит), гнойные инфекции кожи, урогенитальные, энтеральные инфекции. А также для лечения хирургических инфекций: при нагноении ран, ожогах, абсцессах, маститах и т. д.

Выпускается в виде жидкости в флаконах по 20 и 100 мл.

В зависимости от вида заболевания применяется как внутрь, так и местно — в виде полосканий, аппликаций и т. д.

Также предназначен для лечения и профилактики заболеваний желудочно-кишечного тракта, вызываемых бактериями дизентерии, сальмонеллами, коли, протеем, энтерококками, синегнойной палочкой или их сочетанием интести-бактериофаг. Применяют внутрь, ректально или обоими методами.

Другое, «народное» название препарата «таблетка путешественника»: регулярный прием этого бактериофага (или секстафага) может быть профилактикой различных видов пищевых отравлений для туристов, отправляющихся в экзотические страны.

Смесь из шести фагов — cекстафаг (пиобактериофаг поливалентный) — против стафилококка, стрептококка, синегнойной палочки, протея, клебсиелл пневмонии, коли. Применяется для лечения и профилактики заболеваний, вызванных этими микробами: хирургических, урогенитальных инфекций, заболеваний желудочно-кишечного тракта, дыхательных путей, воспалительных заболеваний новорожденных и детей младшего возраста (в том числе дисбактериоза).

Применяется внутрь, ректально, орошениями, примочками, аппликациями, непосредственными введениями в полость — в зависимости от вида болезни.

В отличие от других фагов секстафаг более универсален, это комбинированный препарат. Отличается высокой степенью очистки, что должно улучшить его вкусовые качества.

Эксперты согласны: бактериофаги — это шаг к персонифицированной медицине. За которой — будущее.

Бактериофаг — найти цель и обезвредить

В связи с продолжающимся распространением антибиотикоустойчивых форм патогенных и условно-патогенных бактерий последние годы большой интерес вызывает использование в лечебных целях бактериофагов. Бактериофаги являются вирусами, поражающими исключительно бактерии. Открыты они были в начале 20 века и, как выяснилось позже, в природе распространены повсеместно. Везде, где имеются бактерии, удается обнаружить и бактериофаги.
Бактериофаги, подобно другим вирусам, являются внутриклеточными паразитами. Проникнув в бактерию через расположенные на ее поверхности фагоспецифические рецепторы, ДНК фага изменяет синтезирующие механизмы клетки, заставляя бактерию синтезировать ДНК и белки фага. На определенном этапе бактерия разрушается, и из нее выходит новое поколение дочерних бактериофагов.
Важным свойством бактериофагов является их высокая специфичность, они избирательно лизируют бактерии не только определенного вида, но даже их отдельные серологические группы. Бактериофаги безошибочно находят и уничтожают только те бактерии, против которых направлено их действие, не затрагивая нормальную микрофлору организма, не говоря уже о его собственных клетках. Именно этим и объясняется отсутствие побочных эффектов и противопоказаний к применению бактериофагов, что делает особенно привлекательным их использование в педиатрической практике. Возникновение у бактерий антибиотикоустойчивости не сказывается на их чувствительности к бактериофагам, поэтому последние зачастую активны даже в отношении полирезистентной госпитальной микрофлоры. Однако следует учитывать специфичность бактериофагов: каждый вид фага распознает в качестве своей мишени только те серотипы бактерий, которые имеют определенные фагоспецифические рецепторы. Поэтому назначать бактериофаги необходимо под микробиологическим контролем чувствительности к ним данного возбудителя.

Читайте также:  Лечение бесплодия при эндометриозе

Отечественная промышленность выпускает большой спектр лекарственных бактериофагов: Стафилококковый, Стрептококковый, Коли, Протейный, Синегнойный, Клебсиеллезный, Брюшнотифозный, Дизентерийный, Сальмонеллезный. Имеются и их комбинированные формы: Колипротейний бактериофаг, Интести бактериофаг (содержит фаги шигелл Флекснера серовара 1,2,3,4,6 и Зонне, сальмонелл (паратифа А и В, энтерилитис, тифимуриум, холера суис, ораниенбург), энтеропатогенных групп кишечной палочки, протея вульгарис и мирабилис, стафилококков, синегнойной палочки и патогенных энтерококков), Пиобактериофаг комплексный (содержит фаги стафилококков, стрептококков, энтерококков,протея, клебсиелл пневмония и окситока,синегнойной и кишечной палочек). Созвучный, но все-таки иной препарат Пиобактериофаг поливалентный очищенный содержит фаги стафилококков, стрептококков, клебсиелл пневмонии, протея, синегнойной палочки, патогенной кишечной палочки. Данный препарат отличается наиболее высокой степенью очистки от бактериальных метаболитов, что значительно улучшает его вкусовые качества и делает средством первого выбора у детей до года. Секстафаг является полным аналогом Пиобактерифага поливалентного, но выпускается на другом заводе, что может обусловливать несколько иную активность в отношении различных серовариантов перечисленных бактерий. Бактериофаг клебсиелл поливалентный очищенный активен в отношении клебсиелл пневмонии, озены, риносклеромы.

Интересна история развития производства бактериофагов в Советском Союзе. Основоположником фаготерапия можно считать грузинского микробиолога Георгий Элиава, по инициативе которого был создан Институт Исследования Бактериофагов в Тбилиси. Георгий Элиава был одним из учеников первооткрывателя бактериофагов канадского бактериолога Д’Эрелля, который в 1931-34 неоднократно бывал в Тбилиси и принимал личное участие в создании и оснащении нового института. В 1938 г. Институт Бактериофагов был соединен с Институтом Микробиологии и Эпидемиологии под управлением Наркома здравоохранения Грузии, а в 1951 г. он был передан группе Институтов Вакцин и Сывороток Всесоюзного министерства здравоохранения, заняв ведущее место в обеспечении бактериофагами для терапии и бактериального типирования во всем Советском Союзе. По заявкам Министерства здравоохранения сотни тысяч образцов патогенных бактерий посылались в Институт со всего Советского Союза для выделения наиболее эффективных штаммов фагов и лучшей характеристики их полезности. В середине 90-х годов в аптеках Омска можно было встретить Интести-бактериофаг тбилисского производства. Тбилисский институт бактериофагов был наиболее известным призводителем в Советском Союзе однако, в настоящее время промышленное производство бактериофагов в Грузии не осуществляется.

В 1988 г. было образовано Научно-производственное объединение «Бактериофаг» с производственными площадками в Уфе, Хабаровске, Нижнем Новгороде, Перми предприятия которых в составе уже ФГУП НПО «Микроген» и по сей день являются единственными производителями бактериофагов в России.

Уже в период Великой Отечественной войны мази с бактериофагами широко применялась для лечения раненых, предупреждения вспышек ОКИ, и с тех пор использование лечебных бактериофагов в России никогда не прекращалось.
На западе после открытия антибиотиков в работы с бактериофагами были полностью свернуты. В последние несколько лет, в связи с увеличением распространенности внутрибольничных инфекций, резистентных к большинству или ко всем из известных антибиотиков, многие западные биотехнологические компании сделали резкий поворот к изучению возможности создания лекарств на основе бактериофагов. Однако, несмотря на существенные технологические преимущества, для успешного создания эффективных лекарств необходима коллекция бактериофагов, действующих на клинически наиболее значимые штаммы возбудителей и соответствующий опыт их клинического применения, чем западные компании пока не обладают. Не будет преувеличением сказать, что если в России есть лидирующие направления в лечении инфекционной патологии, то это именно фаготерапия.

Наибольшее распространение бактериофаги нашли в лечении дисбактериозов кишечника, острых кишечных инфекций, энтероколитов, гнойно-воспалительных заболеваний горла и носа. Между тем, область их клинического применения значительно шире, и они могут быть с успехом использованы для лечения хирургической, урогенитальной, кожной и других инфекций. В хирургической практике возможно использование бактериофагов для промывания инфицированных полстей, ран и стом. Бактериофаги могут применяться у новорожденных и беременных.

Для лечения дисбактериоза кишечника и других заболеваний, требующих избирательной санации желудочно-кишечного тракта от условно-патогенной микрофлоры, предпочтительны Пиобактериофаг комплексный, Пиобактериофаг поливалентный очищенный, Интести-бактериофаг, Стафилококковый и Колипротейный бактериофаги.

Нужно помнить о возможности быстрой селекции у конкретного больного микрофлоры резистентной к данному бактериофагу, поэтому их применение больше 7 дней нецелесообразно. При необходимости длительного лечения нужно делать 3-х недельные перерывы между курсами приема бактериофагов

Как действует бактериофаг

В конце ХХ века стало ясно, что бактерии безусловно доминируют в биосфере Земли, составляя более 90% ее биомассы. У каждого вида имеется множество специализированных типов вирусов. По предварительным оценкам, число видов бактериофагов составляет около 1015. Чтобы понять масштаб этой цифры, можно сказать, что если каждый человек на Земле будет каждый день открывать по одному новому бактериофагу, то на описание всех их понадобится 30 лет. Таким образом, бактериофаги — самые малоизученные существа в нашей биосфере. Большинство известных сегодня бактериофагов принадлежит к отряду Caudovirales — хвостатые вирусы. Их частицы имеют размер от 50 до 200 нм. Хвост разной длины и формы обеспечивает присоединение вируса к поверхности бактерии-хозяина, головка (капсид) служит хранилищем для генома. Геномная ДНК кодирует структурные белки, формирующие «тело» бактериофага, и белки, которые обеспечивают размножение фага внутри клетки в процессе инфекции. Можно сказать, что бактериофаг — это природный высокотехнологичный нанообъект. Например, хвосты фагов представляют собой «молекулярный шприц», который протыкает стенку бактерии и, сокращаясь, впрыскивает свою ДНК внутрь клетки.

Читайте также:  Современные слабительные средства, читать, скачать Азбука здоровья

Как действует бактериофаг Бактериофаги для размножения используют аппарат бактериальной клетки, «перепрограммируя» его на производство новых копий вирусов. Последний этап этого процесса — лизис, уничтожение бактерии и освобождение новых бактериофагов.

С этого момента начинается инфекционный цикл. Его дальнейшие этапы состоят из переключения механизмов жизнедеятельности бактерии на обслуживание бактериофага, размножение его генома, построение множества копий вирусных оболочек, упаковки в них ДНК вируса и, наконец, разрушение (лизис) хозяйской клетки. У каждого этапа существует множество нюансов, имеющих глубокий эволюционный и экологический смысл. Ведь бактерии и их вирусные паразиты сосуществуют сотни миллионов, если не миллиарды лет. И эта борьба за выживание не закончилась ни тотальным уничтожением одноклеточных, ни приобретением тотальной устойчивости к фагам и бесконтрольным размножением бактерий. Помимо постоянного эволюционного соревнования механизмов защиты у бактерий и нападения у вирусов, причиной сложившегося равновесия можно считать и то, что бактериофаги специализировались по своему инфекционному действию. Если имеется крупная колония бактерий, где своих жертв найдут и следующие поколения фагов, то уничтожение бактерий литическими (убивающими, дословно — растворяющими) фагами идет быстро и непрерывно. Если потенциальных жертв маловато или внешние условия не слишком подходят для эффективного размножения фагов, то преимущество получают фаги с лизогенным циклом развития. В этом случае после внедрения внутрь бактерии ДНК фага не сразу запускает механизм инфекции, а до поры до времени существует внутри клетки в пассивном состоянии, зачастую внедряясь в бактериальный геном. В таком состоянии профага вирус может существовать долго, проходя вместе с хромосомой бактерии циклы деления клетки. И лишь когда бактерия попадает в благоприятную для размножения среду, активируется литический цикл инфекции. При этом, когда ДНК фага освобождается из бактериальной хромосомы, часто захватываются и соседние участки бактериального генома, а их содержимое в дальнейшем может перенестись в следующую бактерию, которую заразит бактериофаг. Этот процесс (трансдукция генов) считается важнейшим средством переноса информации между прокариотами — организмами без клеточных ядер.

Фотография, сделанная с помощью электронного микроскопа, показывает процесс закрепления бактериофагов (колифагов T1) на поверхности бактерии E. coli.

Все эти молекулярные тонкости не были известны во втором десятилетии ХХ века, когда были открыты «невидимые инфекционные агенты, уничтожающие бактерий». Но и без электронного микроскопа, с помощью которого в конце 1940-х впервые удалось получить изображения бактериофагов, было понятно, что они способны уничтожать бактерии, в том числе и болезнетворные. Это свойство было незамедлительно востребовано медициной. Первые попытки лечения фагами дизентерии, раневых инфекций, холеры, тифа и даже чумы были проведены достаточно аккуратно, и успех выглядел вполне убедительно. Но после начала массового выпуска и использования фаговых препаратов эйфория сменилась разочарованием. О том, что такое бактериофаги, как производить, очищать и применять их лекарственные формы, было известно еще очень мало. Достаточно сказать, что по результатам предпринятой в США в конце 1920-х годов проверки во многих промышленных фагопрепаратах собственно бактериофагов вообще не оказалось.

Проблема с антибиотиками

Вторую половину ХХ века в медицине можно назвать «эрой антибиотиков». Однако еще первооткрыватель пенициллина Александр Флеминг в своей нобелевской лекции предупреждал, что устойчивость микробов к пенициллину возникает довольно быстро. До поры до времени антибиотикоустойчивость компенсировалась разработкой новых типов противомикробных лекарств. Но с 1990-х годов стало ясно, что человечество проигрывает «гонку вооружений» против микробов. Виновато прежде всего бесконтрольное применение антибиотиков не только в лечебных, но и в профилактических целях, причем не только в медицине, но и в сельском хозяйстве, пищевой промышленности и быту. В результате устойчивость к этим препаратам начала вырабатываться не только у болезнетворных бактерий, но и у самых обычных микроорганизмов, живущих в почве и воде, делая из них «условных патогенов». Такие бактерии комфортно существуют в медицинских учреждениях, заселяя сантехнику, мебель, медицинскую аппаратуру, порой даже дезинфицирующие растворы. У людей с ослабленным иммунитетом, каких в больницах большинство, они вызывают тяжелейшие осложнения.

Бактериофаг — не живое существо, а молекулярный наномеханизм, созданный природой. Хвост бактериофага — это шприц, который протыкает стенку бактерии и впрыскивает вирусную ДНК, которая хранится в головке (капсиде) внутрь клетки.

Неудивительно, что медицинское сообщество бьет тревогу. В прошедшем, 2012 году гендиректор ВОЗ Маргарет Чен выступила с заявлением, предсказывающим конец эры антибиотиков и беззащитность человечества перед инфекционными заболеваниями. Впрочем, практические возможности комбинаторной химии — основы фармакологической науки — далеко не исчерпаны. Другое дело, что разработка противомикробных средств — очень дорогой процесс, не приносящий таких прибылей, как многие другие лекарства. Так что страшилки о «супербактериях» — это скорее предостережение, побуждающее людей к поискам альтернативных решений.

На медицинской службе

Вполне логичным выглядит возрождение интереса к использованию бактериофагов — естественных врагов бактерий — для лечения инфекций. Действительно, за десятилетия «эры антибиотиков» бактериофаги активно служили науке, но не медицине, а фундаментальной молекулярной биологии. Достаточно упомянуть расшифровку «триплетов» генетического кода и процесса рекомбинации ДНК. Сейчас о бактериофагах известно достаточно, чтобы обоснованно выбирать фаги, подходящие для терапевтических целей.

Достоинств у бактериофагов как потенциальных лекарств множество. Прежде всего — это их несметное количество. Хотя изменять генетический аппарат бактериофага тоже намного проще, чем у бактерии, и тем более — у высших организмов, в этом нет необходимости. Всегда можно подобрать что-то подходящее в природе. Речь идет скорее о селекции, закреплении востребованных свойств и размножении нужных бактериофагов. Это можно сравнить с выведением пород собак — ездовых, сторожевых, охотничьих, гончих, бойцовых, декоративных… Все они при этом остаются собаками, но оптимизированы под определенный вид действий, нужных человеку. Во‑вторых, бактериофаги строго специфичны, то есть они уничтожают только определенный вид микробов, не угнетая при этом нормальную микрофлору человека. В-третьих, когда бактериофаг находит бактерию, которую должен уничтожить, он в процессе своего жизненного цикла начинает размножаться. Таким образом, не столь острым становится вопрос дозировки. В-четвертых, бактериофаги не вызывают побочных эффектов. Все случаи аллергических реакций при использовании терапевтических бактериофагов были вызваны либо примесями, от которых препарат был недостаточно очищен, либо токсинами, выделяющимися при массовой гибели бактерий. Последнее явление, «эффект Герксхаймера», нередко наблюдается и при применении антибиотиков.

Читайте также:  Болит горло и понос без температуры что это - Гастрита нет

Две стороны медали

К сожалению, недостатков у медицинских бактериофагов тоже немало. Самая главная проблема проистекает из достоинства — высокой специфичности фагов. Каждый бактериофаг инфицирует строго определенный тип бактерий, даже не таксономический вид, а ряд более узких разновидностей, штаммов. Условно говоря, как если бы сторожевая собака начинала лаять только на одетых в черные плащи громил двухметрового роста, а на лезущего в дом подростка в шортах никак не реагировала. Поэтому для нынешних фаговых препаратов нередки случаи неэффективного применения. Препарат, сделанный против определенного набора штаммов и прекрасно лечащий стрептококковую ангину в Смоленске, может оказаться бессильным против по всем признакам такой же ангины в Кемерове. Болезнь та же, вызывается тем же микробом, а штаммы стрептококка в разных регионах оказываются различными.

От автора

Поскольку бактериофагов в природе несметное количество и они постоянно попадают в организм человека с водой, воздухом, пищей, то иммунитет их просто игнорирует. Более того, существует гипотеза о симбиозе бактериофагов в кишечнике, регулирующем кишечную микрофлору. Добиться какой-то иммунной реакции можно только при длительном введении в организм больших доз фагов. Но таким образом можно добиться аллергии на почти любые вещества. И наконец, очень важно то, что бактериофаги недороги. Разработка и производство препарата, состоящего из точно подобранных бактериофагов с полностью расшифрованными геномами, культивированных по современным биотехнологическим стандартам на определенных штаммах бактерий в химически чистых средах и прошедших высокую очистку, на порядки дешевле, чем для современных сложных антибиотиков. Это позволяет быстро приспосабливать фаготерапевтические препараты к меняющимся наборам патогенных бактерий, а также применять бактериофаги в ветеринарии, где дорогие лекарства экономически не оправданы.

Для максимально эффективного применения бактериофага необходима точная диагностика патогенного микроба, вплоть до штамма. Самый распространенный сейчас метод диагностики — культуральный посев — занимает много времени и требуемой точности не дает. Быстрые методы — типирование с помощью полимеразной цепной реакции или масс-спектрометрии — внедряются медленно из-за дороговизны аппаратуры и более высоких требований к квалификации лаборантов. В идеале подбор фагов-компонентов лекарственного препарата можно было бы делать против инфекции каждого конкретного пациента, но это дорого и на практике неприемлемо.

Другой важный недостаток фагов — их биологическая природа. Кроме того, что бактериофаги для поддержания инфекционности требуют особых условий хранения и транспортировки, такой метод лечения открывает простор для множества спекуляций на тему «посторонней ДНК в человеке». И хотя известно, что бактериофаг в принципе не может заразить человеческую клетку и внедрить в нее свою ДНК, поменять общественное мнение непросто. Из биологической природы и довольно большого, по сравнению с низкомолекулярными лекарствами (теми же антибиотиками), размера вытекает третье ограничение — проблема доставки бактериофага в организм. Если микробная инфекция развивается там, куда бактериофаг можно приложить напрямую в виде капель, спрея или клизмы, — на коже, открытых ранах, ожогах, слизистых оболочках носоглотки, ушей, глаз, толстого кишечника — то проблем не возникает.

Но если заражение происходит во внутренних органах, ситуация сложнее. Случаи успешного излечения инфекций почек или селезенки при обычном пероральном приеме препарата бактериофага известны. Но сам механизм проникновения относительно крупных (100 нм) фаговых частиц из желудка в кровоток и во внутренние органы изучен плохо и сильно разнится от пациента к пациенту. Бактериофаги бессильны и против тех микробов, которые развиваются внутри клеток, например возбудителей туберкулеза и проказы. Через стенку человеческой клетки бактериофаг пробраться не может.

Нужно отметить, что противопоставлять применение бактериофагов и антибиотиков в медицинских целях не следует. При совместном их действии наблюдается взаимное усиление противобактериального эффекта. Это позволяет, например, снизить дозы антибиотиков до значений, не вызывающих выраженных побочных эффектов. Соответственно, и механизм выработки у бактерий устойчивости к обоим компонентам комбинированного лекарства почти невозможен. Расширение арсенала противомикробных препаратов дает больше степеней свободы в выборе методики лечения. Таким образом, научно обоснованное развитие концепции применения бактериофагов в противомикробной терапии — перспективное направление. Бактериофаги служат не столько альтернативой, сколько дополнением и усилением в борьбе с инфекциями.

Ссылка на основную публикацию
Комплексная индивидуальная психофизиологическая подготовка беременных к родам «Амалтея» в Челябинске
Подготовка к родам цена Упражнения для подготовки к родам тренировка поз в роды упражнения для повышения эластичности тканей, массаж в...
Колостома что это, показания к приминению колостомы при раке кишечника — Онкоцентр «Добрый прогноз»
Кишечная стома: выведение и закрытие На сегодняшний день практическая хирургия достигла огромных успехов благодаря повышению квалификации врачей, использованию современного оборудования...
Колпакова Людмила Владимировна — фтизиатр запись к врачу в Москве, отзывы — МОСГОРМЕД
Колпакова Людмила Владимировна Стаж 29 лет / Врач высшей категории Стоимость приема - 13500 Руб 16200 Руб -17% при записи...
Комплексный и поливалентный пиобактериофаг – отличие
Бактериофаг: твой персональный врач НЕ АНТИБИОТИКАМИ ЕДИНЫМИ Современные бактериальные инфекции все труднее лечить одними антибиотиками. - Микробы умеют защищаться и...
Adblock detector